Не поскользнуться бы...

01.07.2011

В летний зной в город уже завозятся противогололедные вещества. Процесс на первый взгляд привычный. Ежегодно мегаполис запасается противогололедными материалами. И когда это удобнее сделать, как не летом: еще ни автомобилистов, ни пешеходов не беспокоит коварный осенний гололед.

Традиционно город запасается в основном песком и солью. Пескосоляная смесь не идеальный вариант для экологии города, но можно ли найти какие-то более подходящие материалы? Можно, утверждают некоторые компании и предлагают Новосибирску свои варианты борьбы с гололедом. Давайте разберемся с тем, что предлагают сибирякам.

«Био» не всегда жизнь

В последнее время дорожным службам ряда российских городов (Санкт Петербург, Самара, Ижевск, Екатеринбург, Уфа, Новосибирск) особенно активно предлагаются «современные» противогололедные материалы (ПГМ) с приставкой «био» — «Биодор», «Бионорд», «Экосол». Они рекламируются как высокоэффективные реагенты «нового поколения» с «биофильными добавками» и, как декларируется производителем, плавящие лед и удобряющие почву. Под этими добавками скрываются обычные сельскохозяйственные удобрения: карбамид (мочевина) и хлористый калий. В городских стоках биофильные добавки не только не нужны, но и вредны.

Карбамид входит в состав «Бионорда», формулу которого производитель — Уральский завод противогололедных материалов (УЗПМ) — не раскрывает. Карбамид в малых дозах безвреден, но длительное вдыхание пыли карбамида в высоких концентрациях приводит к развитию хронического воспаления слизистой оболочки трахеи и бронхов (трахеобронхиту), изменениям функции печени и почек. Карбамид в больших дозах отравляет все живое.

Реагент «Биодор» стоит особняком в ряду продуктов УЗПМ. В числе прочего в его состав входят 20% хлорида калия, от 2% до 7% формиатов и 2,5% нерастворимых веществ. Остальные вещества — это соли со странным процентным составом — от 0% до 20%, что уже само по себе вызывает сомнения в допустимости их применения дорожными службами. Такая расплывчатая рецептура приводит к необходимости сыпать на дорогу максимальное количество реагента, то есть заведомо увеличивать экологическую нагрузку на городскую среду.

Хлорид калия — это калийное удобрение, которое абсолютно бесполезно в качестве противогололедного материала — лед оно плавить не может. Нетрудно предположить, что УЗПМ включил его в состав «Биодора» только потому, что хлорид калия, как и хлорид магния, входящий в состав ПГМ, достается ему практически бесплатно — из отвалов пермских магниевых заводов, которые десятилетиями лежат там в качестве химических отходов и нуждаются в срочной утилизации («АиФ в Удмуртии», №24, 15.06.2011 г. стр. 13).

Радиация не всегда смерть

Хлорид калия из Перми, безусловно, опасен еще и тем, что в нем, как сообщалось СМИ, присутствует природный радиоактивный изотоп К40 («АиФ в Удмуртии», №24, 15.06.2011 г. стр. 13). Использование хлористого калия в больших количествах в городской среде может привести к повышению естественного радиоактивного фона. А с дорог мы несем эти загрязнения к себе домой, в квартиры… Это не опасно... в малых дозах.

Так как для выпуска «Биодора» используются и производственные отходы из промышленных отвалов, то в реагенте встречается и существенная доля нерастворимых веществ, так как исходным сырьем являются и отходы магниевого производства. В этой грязи содержатся опасные соединения тяжелых металлов и вредных химических веществ, о чем сообщалось средствами массовой информации («АиФ в Удмуртии», №24, 15.06.2011г. стр.13).

Во всем мире в состав реагентов должны входить вещества, эффективно плавящие лед и снег, а не балластные соли, как хлористый калий и мочевина (карбамид). И уж тем более не радиоактивные вещества — ведь город это не полигон для сохранения радиоактивных отходов.

Отдельная история с формиатами. Формиаты — соли муравьиной кислоты, той самой, которой обжигают муравьи и крапива. Муравьиная кислота считается самой опасной из жирных кислот, ее ожог проходит только через несколько недель.

В интересах городского хозяйства?

Включение очень дорогостоящего формиата натрия (он в 8—10 раз дороже технической соли) в состав противогололедных материалов нужно не для плавления льда, его плавящая способность на 20% ниже, чем у обычной технической соли, а совсем для другой цели. Дело в том, что в городских тендерах на поставку ПГМ указывается не марка реагента (это запрещает ФАС), а состав требуемого вещества. Если в составе указан формиат натрия, конкуренты практически отсекаются от участия в тендере. В России формиат натрия производится только на заводе Пермского края «Метафракс», в городе Губаха. Эксперты в беседах такие добавки называют «барьерными», так как они создают дополнительные барьеры для конкурентов. Отсюда и такой странный разброс концентраций — в три раза. Формиат натрия — вещество очень дорогое, поэтому в поставляемую смесь фактически его кладут очень мало — около 2% (если вообще кладут! Кто проверит, ведь на свойствах ПГМ оно все равно не сказывается!?). А если вдруг выяснится, что кто-то из конкурентов раздобыл формиат натрия для участия в тендерах, то городские службы во время тендера могут поднять долю до 7%, естественно, «в интересах городского хозяйства». А способность вызывать коррозию у формиата натрия точно такая же, как и у соли.

Производство ПГМ в Пермском крае началось с целью избавления от местных вредных отвалов химических магниевых производств, за хранение которых заводы платят большие экологические штрафы. Первый реагент под названием СБГ, который начали применять несколько лет назад, представлял собой раздробленный отработанный шлам из отвалов магниевого производства, состоящего из солей разного процентного состава. Поэтому во всех материалах из Перми присутствуют эти соли в разных пропорциях. Это как фирменный знак.

Активно продвигать на рынок свои противогололедные вещества пермякам помогает их самая большая тайна — низкая реальная себестоимость реагентов из производственных отвалов. Они могут предлагать чиновниками такие «условия поставки», которые не могут предложить производители экологически чистых ПГМ из других регионов. Ну а расплачиваться за опасные реагенты своим здоровьем и ущербом природе придется нам с вами. Под бодрые заявления о биофильных добавках и высокой эффективности хочется задать вопрос: в том, что делается в интересах городского хозяйства, учитываются ли интересы горожан, в частности, их здоровье?

Владимир СПИРИДОНОВ

«Здоровье»

← Назад к списку сообщений